?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Итоги иллюквиза

Большое спасибо всем за эту игру! Надеюсь, было интересно. Я старалась выбирать классические суперизвестные книжки, думая, что можно будет гадать по ним. Ну, за исключением "Дафниса и Хлои", эти под руку попались, я не смогла от таких задниц отказаться. В результате в квизе оказалось шесть Пушкиных (из них два Онегина, две сказки и две повести), три Гоголя (две мертвые души), три Шекспира (два Гамлета), два Фауста (один явно не Гете).



distan, floria_to, odalizka, shi_ra - 31
bambik - 29
irmy - 20
camomile - 14
olamango - 7
foranswers - 6
romaya - 5


1. Гюстав Доре. Иллюстрация к стихотворению "Ворон" Эдгара По




Я толкнул окно с решеткой, - тотчас важною походкой
Из-за ставней вышел Ворон, гордый Ворон старых дней,
Не склонился он учтиво, но, как лорд, вошел спесиво
И, взмахнув крылом лениво, в пышной важности своей
Он взлетел на бюст Паллады, что над дверью был моей,
Он взлетел - и сел над ней.

2. Рембрандт. Фауст. Иллюстрация к "Фаусту" Гёте :)





Я богословьем овладел,
Над философией корпел,
Юриспруденцию долбил
И медицину изучил.
Однако я при этом всем
Был и остался дураком.
В магистрах, в докторах хожу
И за нос десять лет вожу
Учеников, как буквоед,
Толкуя так и сяк предмет.
(...)
Не нажил чести и добра
И не вкусил, чем жизнь остра.
И пес с такой бы жизни взвыл!
И к магии я обратился,
Чтоб дух по зову мне явился
И тайну бытия открыл.
Чтоб я, невежда, без конца
Не корчил больше мудреца,
А понял бы, уединясь,
Вселенной внутреннюю связь,
Постиг все сущее в основе
И не вдавался в суесловье.

3. Борис Кустодиев. Встреча Маши и Дубровского. Иллюстрация к повести А.С. Пушкина "Дубровский".




"Луна сияла - июльская ночь была тиха - изредко подымался ветерок, и легкий шорох пробегал по всему саду. Как легкая тень молодая красавица приблизилась к месту назначенного свидания. Еще никого не было видно, вдруг из-за беседки очутился Дубровский перед нею".

4. Джон Тенниел. Лев и единорог (дележ пирога). Иллюстрация к "Алисе в Зазеркалье" Льюиса Кэррола.




"- Ты не умеешь обращаться с Зазеркальными пирогами, - заметил Единорог.- Сначала раздай всем пирога, а потом разрежь его!
Конечно, это было бессмысленно, но Алиса послушно встала, обнесла всех пирогом, и он тут же разделился на три части.
- А _теперь_ разрежь его, - сказал Лев, когда Алиса села на свое место с пустым блюдом в руках.
- Это нечестно! - закричал Единорог. (Алиса в растерянности смотрела на пустое блюдо, держа в руке нож.) - Чудище дало Льву кусок вдвое больше моего!
- Зато себе оно ничего не взяло, - сказал Лев. - Ты любишь сливовый пирог, Чудище?"


5. Александр Бенуа. Игорный дом. Иллюстрация к "Пиковой даме" Пушкина.




"В тот же самый вечер бабушка явилась в Версали, au jeu de la Reine.Герцог Орлеанский метал; бабушка слегка извинилась, что не привезла своего долга, в оправдание сплела маленькую историю, и стала против него понтировать. Она выбрала три карты, поставила их одну за другою: все три выиграли ей соника, и бабушка отыгралась совершенно" .


6. Обри Бердслей. Мерлин. Иллюстрация к "Смерти Артура" Томаса Мэлори.




- Я скажу тебе, - ответил король. - Я болен от ярости и от любви к прекрасной Игрейне, от которой нет мне исцеления.
- Тогда, господин мой, - сказал сэр Ульфиус, - я пойду и сыщу Мерлина, дабы он исцелил вас и принес утешение вашему сердцу.
Отправился Ульфиус на поиски и по воле счастливого случая повстречал Мерлина в нищенских отрепьях, и спросил его Мерлин, кого он ищет, а тот ответил, что нужды нет ему знать.
- Ну что ж, - сказал Мерлин. - Я-то знаю, кого ты ищешь, - ты ищешь Мерлина; и потому не ищи более, ибо это я. И если король Утер хорошо наградит меня и поклянется исполнить мое желание, отчего больше пользы и славы будет ему, нежели мне, тогда я сделаю так, что и его желание целиком сбудется.


7. Иван Билибин. Иллюстрация к "Сказке о царе Салтане" Пушкина.




В синем небе звезды блещут,
В синем море волны хлещут;
Туча по небу идет,
Бочка по морю плывет.
Словно горькая вдовица,
Плачет, бьется в ней царица;
И растет ребенок там
Не по дням, а по часам.


8>. Уильям Блейк. Бегемот и Левиафан. Иллюстрация к Книге Иова.




 Вот бегемот, которого Я создал, как и тебя; он ест траву, как вол;
   11 вот, его сила в чреслах его и крепость его в мускулах чрева его;
   12 поворачивает хвостом своим, как кедром; жилы же на бедрах его переплетены;
   13 ноги у него, как медные трубы; кости у него, как железные прутья;
   14 это – верх путей Божиих; только Сотворивший его может приблизить к нему меч Свой;
   15 горы приносят ему пищу, и там все звери полевые играют;
   16 он ложится под тенистыми деревьями, под кровом тростника и в болотах;
   17 тенистые дерева покрывают его своею тенью; ивы при ручьях окружают его;
   18 вот, он пьет из реки и не торопится; остается спокоен, хотя бы Иордан устремился ко рту его.
   19 Возьмет ли кто его в глазах его и проколет ли ему нос багром?
   20 Можешь ли ты удою вытащить левиафана и веревкою схватить за язык его?
   21 вденешь ли кольцо в ноздри его? проколешь ли иглою челюсть его?
   22 будет ли он много умолять тебя и будет ли говорить с тобою кротко?



9. Сандро Боттичелли. Ад, песнь XXXIV. Иллюстрация к "Божественной комедии" Данте.




А вот гравюра целиком, найденная уважаемой bambik:

Красавец, а?

28 Мучительной державы властелин
Грудь изо льда вздымал наполовину;
И мне по росту ближе исполин,

31 Чем руки Люцифера исполину;
По этой части ты бы сам расчел,
Каков он весь, ушедший телом в льдину.

34 О, если вежды он к Творцу возвел
И был так дивен, как теперь ужасен,
Он, истинно, первопричина зол!

37 И я от изумленья стал безгласен,
Когда увидел три лица на нем;
Одно - над грудью; цвет его был красен;

40 А над одним и над другим плечом
Два смежных с этим в стороны грозило,
Смыкаясь на затылке под хохлом.

43 Лицо направо - бело-желтым было;
Окраска же у левого была,
Как у пришедших с водопадов Нила.

46 Росло под каждым два больших крыла,
Как должно птице, столь великой в мире;
Таких ветрил и мачта не несла.

49 Без перьев, вид у них был нетопырий;
Он ими веял, движа рамена,
И гнал три ветра вдоль по темной шири,

52 Струи Коцита леденя до дна.
Шесть глаз точило слезы, и стекала
Из трех пастей кровавая слюна.

55 Они все три терзали, как трепала,
По грешнику; так, с каждой стороны
По одному, в них трое изнывало.

58 Переднему не зубы так страшны,
Как ногти были, все одну и ту же
Сдирающие кожу со спины.

61 "Тот, наверху, страдающий всех хуже, -
Промолвил вождь, - Иуда Искарьот;
Внутрь головой и пятками наруже.

64 А эти - видишь - головой вперед:
Вот Брут, свисающий из черной пасти;
Он корчится - и губ не разомкнет!

67 Напротив - Кассий, телом коренастей.
Но наступает ночь; пора и в путь;
Ты видел все, что было в нашей власти".


10. Александр Агин. Чичиков у Плюшкина. Иллюстрация к "Мертвым душам" Гоголя.




На некоторых изображениях этой гравюры видны два автографа - Агин и Бернардский - что смутило некоторых уважаемых квизогадов. Бернардский - гравер, который резал доску по рисунку Агина.

Пока он рассматривал всё странное убранство, отворилась боковая дверь, и взошла та же самая ключница, которую встретил он на дворе. Но тут увидел он, что это был скорее ключник, чем ключница: ключница, по крайней мере, не бреет бороды, а этот, напротив того, брил, и, казалось, довольно редко, потому что весь подбородок с нижней частью щеки походил у него на скребницу из железной проволоки, какою чистят на конюшне лошадей. Чичиков, давши вопросительное выражение лицу своему, ожидал с нетерпеньем, что хочет сказать ему ключник. Ключник тоже с своей стороны ожидал, что хочет ему сказать Чичиков. Наконец последний, удивленный таким странным недоумением, решился спросить:
   "Что ж барин? у себя, что ли?"
   "Здесь хозяин", сказал ключник.
   "Где же?" повторил Чичиков.
   "Что, батюшка, слепы-то, что ли?" оказал ключник. "Эхва! А вить хозяин-то я!"



11. Михаил Врубель. Тамара и демон. Иллюстрация к поэме Лермонтова "Демон".




Твоей любви я жду как дара,
И вечность дам тебе за миг;
В любви, как в злобе, верь, Тамара,
Я неизменен и велик.
Тебя я, вольный сын эфира,
Возьму в надзвездные края;
И будешь ты царицей мира,
Подруга первая моя...


12. Эжен Делакруа. Гамлет и Горацио на кладбище. К "Гамлету" Шекспира.





Гамлет
Чей же это?
Первый могильщик
Сумасброда одного собачьего; по-вашему, это чей?
Гамлет
Право, не знаю.
Первый могильщик
Чума его разнеси, шалопая сумасбродного! Он мне однажды бутылку ренского на голову вылил. Вот этот самый череп, сударь, это - череп Йорика, королевского шута.
Гамлет
Этот?
Первый могильщик
Этот самый.
Гамлет
Покажи мне. (Берет череп.) Увы, бедный Йорик! Я знал его, Горацио; человек бесконечно остроумный, чудеснейший выдумщик; он тысячу раз носил меня на спине; а теперь - как отвратительно мне это себе представить! У меня к горлу подступает при одной мысли. Здесь были эти губы, которые я целовал сам не знаю сколько раз.


13. Мстислав Добужинский. Бармалей и крокодил. Иллюстрация к сказке К. Чуковского "Бармалей"




Но вот из-за Нила
Горилла идёт,
Горилла идёт,
Крокодила ведёт!

Добрый доктор Айболит
Крокодилу говорит:
"Ну, пожалуйста, скорее
Проглотите Бармалея,
Чтобы жадный Бармалей
Не хватал бы,
Не глотал бы
Этих маленьких детей!"




14. Марк Шагал. Гоголь и Шагал. Иллюстрация к "Мертвым душам" Гоголя.




Не так ли и ты, Русь, что бойкая необгонимая тройка, несешься? Дымом дымится под тобою дорога, гремят мосты, всё отстает и остается позади. Остановился пораженный божьим чудом созерцатель: не молния ли это, сброшенная с неба? Что значит это наводящее ужас движение? и что за неведомая сила заключена в сих неведомых светом конях? Эх, кони, кони, что за кони! Вихри ли сидят в ваших гривах? Чуткое ли ухо горит во всякой вашей жилке? Заслышали с вышины знакомую песню, дружно и разом напрягли медные груди и, почти не тронув копытами земли, превратились в одни вытянутые линии, летящие по воздуху, и мчится, вся вдохновенная богом!.. Русь, куда ж несешься ты, дай ответ? Не дает ответа. Чудным звоном заливается колокольчик; гремит и становится ветром разорванный в куски воздух; летит мимо всё, что ни есть на земли, и косясь постораниваются и дают ей дорогу другие народы и государства.
15. Борис Зворыкин. Иллюстрация к "Сказке о золотой рыбке" Пушкина.




Вот неделя, другая проходит,
Еще пуще старуха вздурилась:
Царедворцев за мужем посылает,
Отыскали старика, привели к ней.
Говорит старику старуха:
"Воротись, поклонися рыбке.
Не хочу быть вольною царицей,
Хочу быть владычицей морскою,
Чтобы жить мне в Окияне-море,
Чтоб служила мне рыбка золотая
И была б у меня на посылках".


16. Кукрыниксы. Гомер, Мильтон и Паниковский. Иллюстрация к "Золотому теленку" Ильфа и Петрова.




Он вынул из кармана картонный футляр, оклеенный черной бумагой в тусклых серебряных звездочках, и показал синие очки.
-- Вот этими очками, - сказал он со вздохом, - я кормился много лет. Я выходил в очках и с палочкой на Крещатик и просил какого-нибудь господина почище помочь бедному слепому перейти улицу. Господин брал меня под руку и вел. На другом тротуаре у него уже не хватало часов, если у него были часы, или бумажника. Некоторые носили с собой бумажники.
-- Почему же вы бросили это дело? -- спросил Балаганов оживившись.
-- Революция, -- ответил бывший слепой. -- Раньше я платил городовому на углу Крещатика и Прорезной пять рублей в месяц, и меня никто не трогал. Городовой следил даже, чтобы меня не обижали. Хороший был человек! Фамилия ему была Небаба, Семен Васильевич. Я его недавно встретил. Он теперь музыкальный критик. А сейчас? Разве можно связываться с милицией? Не видел хуже народа.


17. Эдвард Мунк. Сольвейг.




  СОЛЬВЕЙГ (присаживаясь возле него).
   Ты песнью чудной сделал жизнь мою.
   Благословляю первое свиданье
   И эту нашу встречу в духов день.
   ПЕР ГЮНТ (Сольвейг). Так я погиб.
   СОЛЬВЕЙГ. Господь всем миром правит.
   ПЕР ГЮНТ (смеется). Погиб, коль ты не разрешишь загадки.
   СОЛЬВЕЙГ. Скажи - какой.
   ПЕР ГЮНТ. Сказать? Да, да, скажу!
   Где был Пер Гюнт с тех пор, как мы расстались?
   СОЛЬВЕЙГ. Где был?
   ПЕР ГЮНТ. Да, где он был? Он сам, с печатью
   Божественного предопределенья.
   Таков, каким его господь задумал?
   Скажи! Не то уйти домой я должен...
   В страну туманной пустоты.
   СОЛЬВЕЙГ (улыбаясь). О, эта
   Загадка не трудна.
   ПЕР ГЮНТ. Так говори же!
   Где был "самим собою" я - таким,
   Каким я создан был, - единым, цельным,
   С печатью божьей на челе своем?
   СОЛЬВЕЙГ. В надежде, вере и в любви моей!


18. Пабло Пикассо. Дон Кихот и Санчо Панса. Иллюстрация к "Дон Кихоту" Сервантеса.




Тут глазам их открылось не то тридцать, не то сорок ветряных мельниц, стоявших среди поля, и как скоро увидел их Дон Кихот, то обратился к своему оруженосцу с такими словами:
- Судьба руководит нами как нельзя лучше. Посмотри, друг Санчо Панса: вон там виднеются тридцать, если не больше, чудовищных великанов, - я намерен вступить с ними в бой и перебить их всех до единого, трофеи же, которые нам достанутся, явятся основою нашего благосостояния. Это война справедливая: стереть дурное семя с лица земли - значит верой и правдой послужить богу.
- Где вы видите великанов? - спросил Санчо Панса.
- Да вон они, с громадными руками, - отвечал его господин. - У некоторых из них длина рук достигает почти двух миль.
- Помилуйте, сеньор, - возразил Санчо, - то, что там виднеется, вовсе не великаны, а ветряные мельницы; то же, что вы принимаете за их руки, - это крылья: они кружатся от ветра и приводят в движение мельничные жернова.
- Сейчас видно неопытного искателя приключений, - заметил Дон Кихот, - это великаны. И если ты боишься, то отъезжай в сторону и помолись, а я тем временем вступлю с ними в жестокий и неравный бой.


19. Одилон Редон. Офелия. К "Гамлету" Шекспира.




Королева
Есть ива над потоком, что склоняет
Седые листья к зеркалу волны;
Туда она пришла, сплетя в гирлянды
Крапиву, лютик, ирис, орхидеи, -
У вольных пастухов грубей их кличка,
Для скромных дев они - персты умерших:
Она старалась по ветвям развесить
Свои венки; коварный сук сломался,
И травы и она сама упали
В рыдающий поток. Ее одежды,
Раскинувшись, несли ее, как нимфу;
Она меж тем обрывки песен пела,
Как если бы не чуяла беды
Или была созданием, рожденным
В стихии вод; так длиться не могло,
И одеянья, тяжело упившись,
Несчастную от звуков увлекли
В трясину смерти.


20. Илья Репин. Дуэль Онегина и Ленского. Иллюстрация к "Евгению Онегину" Пушкина.




Плащи бросают два врага.
Зарецкий тридцать два шага
Отмерил с точностью отменной,
Друзей развел по крайний след,
И каждый взял свой пистолет.

XXX
"Теперь сходитесь". Хладнокровно,
Еще не целя, два врага
Походкой твердой, тихо, ровно
Четыре перешли шага,
Четыре смертные ступени.
Свой пистолет тогда Евгений,
Не преставая наступать,
Стал первый тихо подымать.
Вот пять шагов еще ступили,
И Ленский, жмуря левый глаз,
Стал также целить - но как раз
Онегин выстрелил...



21. Валентин Серов. Одиссей и Навсикая. К "Одиссее" Гомера




Новая мысль между тем белорукой пришла Навсикае.
Выгладив, что постирала, в повозку белье уложила,
Крепкокопытных впрягла в нее мулов, сама в нее стала
И, ободрить Одиссея стараясь, к нему обратилась:
255 "Встань, чужеземец, и в город иди! Тебя провожу я
К дому отца Алкиноя разумного. Там ты увидишь,
Думаю я, наилучших, знатнейших людей из феаков.
Вот как теперь поступи - мне не кажешься ты неразумным:
Время, пока проезжать чрез поля и чрез нивы мы будем, -
260 Все это время за мулами вслед со служанками вместе
Быстро иди. А дорогу сама я указывать буду.


22. Владимир Фаворский. Плач Ярославны. Иллюстрация к "Слову о полку Игореве".




1

Над широким берегом Дуная,
Над великой Галицкой землей
Плачет, из Путивля долетая,
Голос Ярославны молодой:

"Обернусь я, бедная, кукушкой,
По Дунаю-речке полечу
И рукав с бобровою опушкой,
Наклонясь, в Каяле омочу.
Улетят, развеются туманы,
Приоткроет очи Игорь-князь,
И утру кровавые я раны,
Над могучим телом наклонясь".




23 Джеймс Тиссо. Фауст и Маргарита в саду. К "Фаусту" Гёте.




Фауст
Ты что, букет
Или венок плетешь?
Маргарита
Нет, так, пустое.
Фауст
Нет, что же ты?
Маргарита
Не смейтесь надо мною!
(Шепчет.)
Фауст
Что шепчешь ты?
Маргарита
(вполголоса)
Не любит. Любит. Нет.
Фауст
О прелесть ты моя!
Маргарита
(продолжает)
Не любит. Любит!
Не любит.
(Обрывая последний лепесток, громко и радостно.)
Любит!
Фауст
Любит! Да, мой свет!
Гаданье этот узел пусть разрубит!
Он любит, любит, вот цветка ответ.
Вмести, постигни это торжество!
Маргарита
Я вся дрожу.
Фауст
Не бойся ничего!
Пусть этот взгляд
И рук пожатье скажут
О необъятном том,
Пред чем слова - ничто,
О радости, которая нам свяжет
Сердца.
Да, да, навеки без конца!
Конец - необъяснимое понятье,
Печать отчаянья, проклятья
И гнев творца.
Маргарита сжимает ему руки, вырывается и убегает. Фауст не сразу приходит в себя и, овладев собою, идет за нею.


24. Генри Фюссли. Леди Макбет с кинжалами. К "Макбету" Шекспира.




Леди Макбет
Да кто же так кричал? Нет, славный тан,
Ты расслабляешь сам себя такими
Больными думами. Возьми воды
И смой с руки нечистую улику.
Зачем кинжалы ты принес сюда?
Их место там. Ты их снеси обратно
И спящих слуг смажь кровью.
Макбет
Не пойду.
Мне и подумать страшно, что я сделал.
Туда вернуться я не в силах.
Леди Макбет
Слабый!
Дай мне кинжалы. Спящий и мертвец -
Как живопись; черт на картине страшен
Лишь детям. Если рана не закрылась,
Я слугам кровью вызолочу лица,
Чтоб их вина сверкала.


25. Лев Бакст. Иллюстрация к повести Гоголя "Нос".




Нос спрятал  совершенно лицо свое в большой стоячий воротник и с выражением величайшей  набожности молился.
   "Как подойти к нему? - думал Ковалев.- По всему, по мундиру, по шляпе   видно, что он статский советник. Черт его знает, как это сделать!"
   Он начал около него покашливать; но нос ни на минуту не оставлял  набожного своего положения и отвешивал поклоны.
   - Милостивый государь...- сказал Ковалев, внутренно принуждая себя<  ободриться, - милостивый государь...
   - Что вам угодно? - отвечал нос, оборотившись.
   - Мне странно, милостивый государь... мне кажется... вы должны знать свое место. И вдруг я вас нахожу, и где же? - в церкви. Согласитесь...
   - Извините меня, я не могу взять в толк, о чем вы изволите говорить... Объяснитесь.
   "Как мне ему объяснить?" - подумал Ковалев и, собравшись с духом,  начал:
   - Конечно, я... впрочем, я майор. Мне ходить без носа, согласитесь, это  неприлично. Какой-нибудь торговке, которая продает на Воскресенском мосту  очищенные апельсины, можно сидеть без носа; но, имея в виду получить... притом будучи во многих домах знаком с дамами: Чехтарева, статская  советница, и другие... Вы посудите сами... я не знаю, милостивый государь.  (При этом майор Ковалев пожал плечами.) Извините... если на это смотреть   сообразно с правилами долга и чести... вы сами можете понять...
   - Ничего решительно не понимаю, - отвечал нос. - Изъяснитесь  удовлетворительнее.
   - Милостивый государь... - сказал Ковалев с чувством собственного   достоинства, - я не знаю, как понимать слова ваши... Здесь все дело,  кажется, совершенно очевидно... Или вы хотите... Ведь вы мой собственный  нос!
   Нос посмотрел на майора, и брови его несколько нахмурились.
   - Вы ошибаетесь, милостивый государь. Я сам по себе. Притом между нами  не может быть никаких тесных отношений. Судя по пуговицам вашего вицмундира,  вы должны служить по другому ведомству.



26. Елена Поленова. Война грибов. Иллюстрация к русской народной сказке.



http://www.krokha.ru/tales/ckazka-voina-gribov-s-yagodami

27. Юрий Анненков. Иллюстрация к поэме Блока "Двенадцать".




...Так идут державным шагом,
Позади - голодный пес,
Впереди - с кровавым флагом,
И за вьюгой невидим,
И от пули невредим,
Нежной поступью надвьюжной,
Снежной россыпью жемчужной,
В белом венчике из роз -
Впереди - Исус Христос.



28. Виктор Борисов-Мусатов. Дафнис и Хлоя. Иллюстрация к роману древнего грека Лонга.




"Что сделал со мной Хлои поцелуй? Губы ее нежнее роз, а уста ее слаще меда, поцелуй же ее пронзил больнее пчелиного жала. Часто я целовал козлят, целовал нежных щенят и телку, подарок Доркона, но ее поцелуй - что-то новое. Дыхание у меня захватывает, сердце хочет выскочить, душа тает, как воск; и все же опять я хочу ее поцелуя. На горе себе я тогда победил, небывалая раньше охватила болезнь, и имя ее я даже назвать не умею. Собираясь меня целовать, не отведала ль Хлоя трав иль питья ядовитого? Как же она не погибла сама? Как поют соловьи, а свирель у меня все время молчит! Как весело скачут козлята, а я недвижимо сижу! Как ярко цветы цветут, распустившись, а я венков не плету! Вон фиалки, вон гиацинт цветы свои распускают, а Дафнис уже увядает. Неужели Доркон станет скоро красивей меня?"
Так говоря, страдал и томился Дафнис прекрасный; ведь впервые вкусил он от дел и слов любовных.


29. Карл Брюллов. Гадающая Светлана. К балладе Жуковского "Светлана".




Вот в светлице стол накрыт
Белой пеленою;
И на том столе стоит
Зеркало с свечою;
Два прибора на столе.
"Загадай, Светлана;
В чистом зеркала стекле
В полночь, без обмана
Ты узнаешь жребий свой:
Стукнет в двери милый твой
Легкою рукою;
Упадет с дверей запор;
Сядет он за свой прибор
Ужинать с тобою".

Вот красавица одна;
К зеркалу садится;
С тайной робостью она
В зеркало глядится;
Темно в зеркале; кругом
Мертвое молчанье;
Свечка трепетным огнем
Чуть лиет сиянье...
Робость в ней волнует грудь,
Страшно ей назад взглянуть,
Страх туманит очи...
С треском пыхнул огонек,
Крикнул жалобно сверчок,
Вестник полуночи.



30 Елена Самокиш-Судковская. Татьяна в доме Онегина. Иллюстрация к "Евгению Онегину" Пушкина.




Татьяна с ключницей простилась
За воротами. Через день
Уж утром рано вновь явилась
Она в оставленную сень.
И в молчаливом кабинете,
Забыв на время все на свете,
Осталась наконец одна,
И долго плакала она.
Потом за книги принялася.
Сперва ей было не до них,
Но показался выбор их
Ей странен. Чтенью предалася
Татьяна жадною душой;
И ей открылся мир иной.


31. Михаил Шемякин. Раскольников и старуха-процентщица. Иллюстрация к "Преступлению и наказанию" Достоевского.




   Опасаясь, что старуха испугается того, что они одни, и не надеясь, что вид его ее разуверит, он взялся за дверь и потянул ее к себе, чтобы старуха как-нибудь не вздумала опять запереться. Увидя это, она не рванула дверь к себе обратно, но не выпустила и ручку замка, так что он чуть не вытащил ее, вместе с дверью, на лестницу. Видя же, что она стоит в дверях поперек и не дает ему пройти, он пошел прямо на нее. Та отскочила в испуге, хотела было что-то сказать, но как будто не смогла и смотрела на него во все глаза.
   -- Здравствуйте, Алена Ивановна, -- начал он как можно развязнее, но голос не послушался его, прервался и задрожал, -- я вам... вещь принес... да вот лучше пойдемте сюда... к свету... -- И, бросив ее, он прямо, без приглашения, прошел в комнату. Старуха побежала за ним; язык ее развязался.
   -- Господи! Да чего вам?.. Кто такой? Что вам угодно?
   -- Помилуйте, Алена Ивановна... знакомый ваш... Раскольников... вот, заклад принес, что обещался намедни... -- И он протягивал ей заклад.
   Старуха взглянула было на заклад, но тотчас же уставилась глазами прямо в глаза незваному гостю. Она смотрела внимательно, злобно и недоверчиво. Прошло с минуту; ему показалось даже в ее глазах что-то вроде насмешки, как будто она уже обо всем догадалась. Он чувствовал, что теряется, что ему почти страшно, до того страшно, что кажется, смотри она так, не говори ни слова еще с полминуты, то он бы убежал от нее.
   -- Да что вы так смотрите, точно не узнали? -- проговорил он вдруг тоже со злобой. -- Хотите берите, а нет -- я к другим пойду, мне некогда.



Прошу прощения за длинные цитаты, я никогда не умела делать их короткими. Очень жалко обрывать! Особенно за Данте с Гоголем прошу прощения.

Comments

savanda
May. 7th, 2011 09:46 pm (UTC)
Да, мне целиком не попалось, я и не помнила, что он во весь рост и с меховой пиписькой. Теперь вспомнила, что видела эту пипиську, наверно, в "Литпамятниках".